Надя

Второе дыхание

 

- Здравствуйте, меня зовут Надя, мне 40 лет, и, похоже, меня накрыл кризис среднего возраста. Ритуал знакомств на семинаре глубокого дыхания Татьяны Гинзбург начался. Тренер задает вопрос о том, как узнали о семинаре и почему принимаем участие.

Месяц назад я впервые приехала на славянский фестиваль в крепость Форт Росс – место русского поселения в Калифорнии начала 19 века. На обратном пути друзья настоятельно рекомендовали пообедать в русском ресторане Russian House #1. Мне очень понравился необычный формат заведения. Съел кашу – плати по совести! Устойчивых цен нет. Это ресторан- интеллектуальный клуб, где к царской ухе подадут головоломку, а каждые две недели проходят различные лекции, тренинги и психологические игры.

Познакомилась с Полиной Красиковой – основателем ресторана и  главным поваром, где все блюда русского буфета – это русские рецепты с калифорнийским прочтением. В тот момент сооснователя ресторана Татьяны Гинсбург не было в стране, а мне очень хотелось познакомиться с доктором психологических наук и легендарным тренером различных дыхательных практик. И вот случай предоставился. Я увидела объявление о трехдневном семинаре Татьяны в роскошном калифорнийском лесу, в палаточном лагере, под сенью гигантских секвой. Перед глазами пролетела картинка из фильма «Ешь, молись, люби», где Элизабет после развода с мужем отправляется в путешествие по странам в поисках духовной мудрости и счастья. На год путешествий я еще не решусь, а вот на три дня для осознанного наблюдения за собой – вполне согласна.

 

Итак, ритуал знакомств в зале семинара. Все участники сидят-лежат на мягком ковре. Среди нас – ученый-химик, инженер программного обеспечения, дизайнер по интерьерам, ученый-биолог, ресторатор, журналист, тренер. После всех представлений становится ясно, что за любыми высокими титулами и статусами стоят самые обычные человеческие проблемы и переживания. Индийская красавица рассказывает свою историю как вышла замуж за нелюбимого с целью сбежать из страны. Были семейные конфликты, затем муж исчез без обьяснения причин. И если пару лет назад она блистала в светской хронике Сан-Франциско, то теперь под ее глазами залегли тени – она не спит уже два года. Накачивает себя снотворным, чтобы провалиться в сон хотя бы на пару часов.

Итого в нашей общей корзинке печалей – четыре неминуемых развода, один страх перед пенсией, страх смены карьеры в 40 лет, бессоница.

Татьяна выдает нам всем повязки на глаза и предлагает ходить по залу в хаотичном порядке. Затем мы выбираем себе партнера, беремся за руки, к нам присоединяются соседи, и Татьяна ведет нашу слепую вереницу на улицу. Сначала страшно, пытаешься подлгядывать через повязку, затем доверяешь сильной руке спереди и сзади, расслабляешься.

Тренер просит нас разбиться на пары и пойти на двухчасовую прогулку с закрытыми глазами. У нас почему-то образовалась тройка. Ведущий с открытыми глазами, ведомые с закрытыми. Мы лежали на траве, обнимали деревья, поднимались и спускались по холмам, вдыхали ароматы розмарина и лаванды, слушали трепет крыльев колибри и чувствовали, чувствовали, чувствовали. Отдельная песня бежать с закрытыми глазами – сначало страшно, но ты же понимаешь, что ведущий тебя не бросит под склон и, в конце концов, расслабляешься. Потом менялись ведущие, часа через полтора нас усадили на скамейку. Обдуваемые всеми ветрами, воздух такой – хоть питайся им – сумасшедшее сочетание хвои и эвкалиптов! И тут мне открывают глаза. Скамейка установлена на самом краю холма, вид с которого не забыть – панорама леса во весь горизонт - великая, приглашающая природа.

А потом мы вернулись в зал семинара, опять с закрытыми глазами. Делали друг другу вибрирующий массаж, затем наступило время ребефинга.

Татьяна  рассказала как нужно дышать, громко вдыхая и выдыхая через рот, включила шум океана, и мы отдались новому приключению. Сначала у меня стало покалывать колени и локти, затем я замерзла и укрылась одеялом, музыкальные темы сменяли друг друга. Казалось, что я сплю, но все слышу. А, особенно, когда раздалось «Выйду ночью в поле с конем» а каппела сначала и с мощным хором в конце, было так хорошо! После думала про американских товарищей на семинаре – чувствовали ли они энергию этой песни, от которой перехватывает горло? Шел четвертый час с повязкой на глазах. Вдруг я поняла, что вокруг никого, только какие-то сдавленные рыдания сотрясают воздух. Боялась нарушить, слушала тишину, потом все-таки открыла глаза. Оказалось, что наш программист пережил историю перерождения, он плакал по своей 12 летней дочери, исцелялся через слезы. Дальше мы пошли на ужин, где все уже давно обсуждали пережитое за день, рассказывая об ощущениях. Это обязательная часть процесса – обсуждать, что чувствовал, о чем думал, какой результат получил.

Потом мы с двумя участницами семинара отвисали в горячей воде в джакузи, а тем временем, разгорался костер. Этот эпизод был заключительным моментом дня – очищение через огонь, наблюдение, проживание, принятие.

Первая ночь в палатках. Хоть и устали, но не спалось.

Около 6 утра прозвенел колокольчик, кто первый вышел из палаток – успел на утреннюю медитацию. Мы пошли на ту полянку на краю холма, сели в позу лотоса, закрыли глаза. Поскольку для меня медитация – процесс новый, то после пяти минут у меня сразу пошло сопротивление. Меня кусали комары, я это чувствовала, не могла сконцентрироваться. Как сказала Татьяна Гинсбург позже именно для таких западных непосед, кому восточные практики даются с трудом Леонард Орр придумал динамическую медитацию – чем мы и занялись, вернувшись в зал. Под очень бодрую музыку надо было усиленно и не в такт дышать, затем двигаться и извлекать из себя любые звуки, которые хочется – рев, смех, ор, рык. Мне захотелось спеть как Дива Плавалагуна из фантастического «Пятого Элемента», но так как я не такой продвинутый участник подобных тренингов, ограничилась обычными нотами. Зато последнюю часть динамической медитации – хаотичные танцы – я отскакала по полной! Танцевать я умею и люблю, так что вспотела как после хорошей тренировки.

Затем мы с удовольствием позавтракали, потом кто-то купался, кто-то отдыхал, и через час собрались в главном зале семинара на теорию. Татьяна рассказала об исследованиях Станислава Грофа, психиатра чешского происхождения, одного из основателей трансперсональной психологии.

Потом Татьяна предложила нам создать внутренний круг, спина к спине, и внешний круг, где участники сидят друг напротив друга. И объявила название игры «Мама, я давно хотел(а) тебе сказать». Надо было разговаривать со своей мамой, гляда в глаза. В этот день я помогала Татьяне с переводом для американских участников, но тут я застряла, потому как комок в горле, слезы душат и так далее. Она спросила почему я не перевожу, я ответила, потому что уже рыдаю, мы посмеялись. Хотя в этой шутке не было ни капли шутки – для многих нас тема отношений с мамой очень больная. Так, на примере этой игры, мы должны были проработать биографическую матрицу по Станиславу Грофу. Итак, потекли истории, потекли слезы. Я лишилась родителей достаточно рано, в семье было убийство и смерть от алкоголя человека, который не справился с чувством вины, с никчемной жизнью после смерти папы. Этим человеком была моя мама. Так что непроговоренных монологов в моей голове было много. Сначала слезы душили, я смотрела в глаза внимающего, но потом сработал режим транзитного пассажира в поезде. Самые волнующие истории звучат прямо сейчас, ведь ты не увидишь этого человека больше никогда. Параллельно прислушивалась, что говорят другие – очень много боли, плохих воспоминаний. Но через пару токсичных историй организм и память включили защитную реакцию – я стала рассказывать хорошие воспоминания, благодарить маму за то, что она через все мои поездки в пионерские и трудовые лагеря подарила мне независимость. Как мы выбирали костюм на выпускной из мокрого шелка цвета морской волны, и у меня было две пары маминых туфель на высоком каблуке и много еще хорошего. Очень энергозатратное упражнение, поэтому, когда прозвучал звонок для конца игры, я убежала на кухню помогать готовить ужин – хотелось сменить обстановку на что-то другое, созидающее. За ужином мы опять проговаривали ощущение от игры, я услышала еще несколько потрясающих историй от участников семинара, например, одну девушку мама била скакалкой за оплошности вплоть до университетского возраста. Но она ее простила и любит.

Ночью в палатке опять не спалось. Было жарко, я открыла все стены, оставив только сетки. Вокруг ходил кот с колокольчиком. Я понимала, что это всего лишь кот, но было не по себе. Полина с Татьяной ушли спать в спальниках на поляну. Я написала смску мужу, спросила про детей, на иконке Фейсбука в телефоне более ста уведомлений, но не хотелось туда лезть абсолютно! Часа в два утра я задремала, и тут, из молочной дремы звенит колокольчик. Приближается - удаляется, это значит, что надо вставать. Кромешная тьма, идем с ребятами на поляну, где спали Полина и Таня, и нам открывается звездная карта во всей своей первозданной красе. Мы ложимся на землю и в прямом эфире смотрим кино про ночное небо! Я видела этот ковшик на небе в родном городе Свердловск-45, сколько раз смотрела на созвездие Большой медведицы на балконе в Екатеринбурге, потом в разных странах путешественником и теперь на новой земле, которая стала домом – в Калифорнии. Тысячи звезд! Одна звезда упала, и я загадала, что хочу изменений в жизни. Я люблю эту жизнь, я счастлива в семье, но мне нужно второе дыхание.

За эти два с половиной дня было несколько выходов из зоны комфорта. Понятно, что под влиянием тренера все происходит легче, но теперь надо сделать так, чтобы креативщиком, контролером и дисциплинированным исполнителем изменений стала я сама.